×
ЦИФРОВАЯ ЭВОЛЮЦИЯ БИЗНЕСА
Анонс

#всё_в_дом

«Вы знаете, что дерево обладает положительной энергетикой? В каменном доме положительная энергетика накапливается 20-25 лет. Побудьте один час в деревянном доме, и всякая ненужная ерунда от работы из головы улетучивается», — рассказывает Максим Луговцов, глава компании «Лесные традиции». Когда-то он учился на физтехе УПИ и подумать не мог, что его предназначением станет строительство малоэтажных домов из дерева. А сейчас компания «Лесные традиции» создаёт проекты для Индии и организует сложнейшую логистику в США.

СПРАВКА

Максим Луговцов, генеральный директор и совладелец компании «Лесные традиции», 52 года. Образование: физико-технический факультет УПИ.

Компания «Лесные традиции» занимается строительством деревянных домов из клееного и профилированного бруса, а также строительством энергоэффективных домов из панелей. Производство находится в Алапаевске.

Компания спроектировала более 2000 деревянных домов, коттеджей и бань, построила более 1000 домов площадью от 50 до 1000 кв. м. Основная география строительства: Свердловская, Челябинская, Тюменская, Курганская области. Кроме того, «Лесные традиции» постепенно выходят на экспорт.

В этом содействует областной фонд поддержки предпринимательства. Центр поддержки экспорта фонда помогает провести необходимую сертификацию продукции на экспорт, финансирует участие в специализированных выставках и бизнес-поездках в Европу, Америку, Азию.

Как прокормить семью в 90-е

Если бы студента Максима Луговцова спросили когда-то, чем он будет заниматься, то строительство домов он назвал бы в последнюю очередь. Изначально всё шло к тому, что он будет развиваться в науке. Учёба на физтехе УПИ, служба солдатом-срочником в читинской части ВВС, аспирантура. Но грянули 90‑е. Стало ясно: одной наукой семью не прокормишь. «Шёл 1991 год, когда я заканчивал УПИ. Наступил полный развал в промышленности. Ни о каком распределении выпускников вузов по оборонным предприятиям, на которое мы рассчитывали раньше, речи не было. Госпредприятия едва справлялись со своими сотрудниками. А тут ещё зелёным выпускникам платить? Мы с друзьями начали искать, куда податься», — рассказывает Луговцов.

Первым пунктом в его карьере стала свердловская компания «Инструмент», торговавшая строительной спецтехникой российского производства. Покупателей искали по всей России и даже в Китае. Реализовывали строительное оборудование: катки, бульдозеры, экскаваторы, автопогрузчики… В те годы Китай ещё закупал всё для своей гигантской стройки. В обмен получали китайские товары — от продуктов питания до одежды. В 1994 году компания «Инструмент» вошла в состав Свердловского инструментального завода. Так Луговцов начал осваивать новые направления — сбыт металлообрабатывающего инструмента и поставку сырья для завода.

Предприниматель признается: работа на Свердловском инструментальном заводе была не из лёгких. «Представьте себе: 90‑е годы, денег в стране нет. Как работать заводу? Ты должен продать свою продукцию заказчикам, а они тебе предлагают кто что может. Станки, тракторы, комбайны, снегоуборочные машины, металл… Всё это нужно было по взаимозачету менять на газ, электроэнергию… Плюс рабочим необходимо платить зарплату. А что-то обменивали на продукты, чтобы людям было что поесть… И так работало большинство заводов. Выживали как могли», — рассказывает Луговцов. Параллельно вместе с университетскими друзьями Максим организовал свою собственную фирму. Компания «Энергия-сервис» сделала ставку на оптово‑розничную торговлю строительными инструментами, начиная с отвёрток, заканчивая генераторами и бензопилами. Предприниматель любит рассказывать, что именно тогда образовался главный костяк его команды, которая неразлучна уже много лет.

Четверо его друзей до сих пор руководят разными подразделениями группы компаний: трое занимаются инструментальным управлением, а Максим и ещё один его университетский друг — деревянным домостроением. «Это большая редкость — сохранить отношения на годы, ведь обычно люди разбегаются после нескольких лет работы», — гордится бизнесмен.

Как заработать на лесе

В 2000 году поступило предложение от знакомого известного бизнесмена — собственника металлургического завода в Алапаевске — заняться лесопереработкой. Были цеха бывшего управления капитального строительства при заводе, где располагалось старое лесопильное оборудование. «Заманчиво было начать что-то производить», — вспоминает Луговцов. Так и родилась компания «Лесные традиции».

Поначалу занимались только лесопилением, но быстро поняли, что просто пилить доску неинтересно — на таком производстве не заработаешь. «Мы мечтали запустить новое производство. Много ездили по предприятиям на Урале, изучали, чтобы понять, в каком направлении развиваться дальше», — поясняет предприниматель.

Во время таких поездок бизнесмены обнаружили, что один из оборонных заводов в Свердловской области банкротится. В конце 90-х была приобретена линия по производству домов из клееного бруса у этого завода. Она также была выставлена на продажу среди других активов. «Лесным традициям» удалось выкупить линию с торгов.

«Это стало новым поворотом для нашей компании. Мы понимали, что из клеёного бруса у нас на Урале ещё практически никто не строит, это новый перспективный тренд», — рассказывает предприниматель.

В качестве производственной площадки выбрали территорию Алапаевска. Денег на запуск не было, поэтому был продан на металлолом большой железный ангар, которым располагали Максим и товарищи, и на эти деньги перевезено и запущено оборудование в Алапаевске. На остаток вырученных средств оплатили участие в выставке в КОСК «Россия». «Раньше специализированные выставки были очень востребованы, количество посетителей зашкаливало. Мы арендовали стенд, сделали образец небольшого домика из клееного бруса буквально два на два метра. Люди подходили, удивлялись, трогали, нюхали, расспрашивали. Мы с утра до вечера разъясняли всем преимущества материала. Под конец дня уже языком не ворочали», — рассказывает предприниматель.

По его словам, интерес к продукции компании у посетителей выставки вспыхнул мгновенно. С этой выставки и поступило два первых заказа на строительство индивидуальных домов из клееного бруса: «Это были не очень большие дома, и мы ещё не до конца разобрались в технологии. Но отступать было некуда. Мы пошли на риск. Подписывали договоры с мыслью: пан или пропал. И начали набивать первые шишки». Те самые первые дома, заказанные на выставке, стоят до сих пор.

Как освоить метод научного тыка

Правда, прежде чем поставить производство на поток, пришлось набить немало шишек. «Выкупить линию мы выкупили, но никто из нас толком не понимал технологию. Очень часто тогда мы действовали по методу научного тыка», — признается Максим.

Самым сложным оказалось найти специалистов, которые бы владели нюансами производства. Ведь информация о том, как производить клееный брус, была на нулевом уровне. Решение было найдено: компания Луговцова договорилась со специалистами, которые до того работали на этой линии на оборонном заводе. Учились у них, перенимали опыт, а взамен делили прибыль.

Клееный брус оказался очень качественным, экологичным, надёжным материалом. Но при этом весьма деликатным. «Пещерным» способом обрабатывать его не получается. К примеру, заштробить, перекрасить, заклеить — фокусы, которые легко проворачивались с любыми другими материалами, тут не срабатывали.

«Клееный брус производится из сосны и ели, он очень красивый и прочный, но работать с ним нужно очень аккуратно. Ведь это готовый чистовой стеновой материал, который ничем не облицовывается ни внутри, ни снаружи. Транспортировка, разгрузка, монтаж очень деликатные — любые неверные движения испортят дерево. Должно быть очень трепетное отношение», — поясняет Луговцов.

Плюс надо было научиться запроектировать дом, надо было это сделать грамотно, чтоб стоял долго. Только входили в обиход компьютеры с рабочими программами. Появился ворох вопросов: как обсчитать, замерить, сделать качественный монтаж. При этом команда тогда состояла всего из пары десятков человек: один конструктор, бригада монтажников из четырёх человек, пятнадцать рабочих на заводе и два партнёра — Максим и его напарник. Вот и весь штат.

Сегодня Максим Луговцов — совладелец группы компаний, среди которых «Лесные традиции», «Деревянный дом», «Энергия-сервис». Над производством домов работают уже два завода в Алапаевске. Максимальный объем выпуска заводов — до 400 кубометров клееных домокомплектов в месяц. Один завод — по производству деревянных домов из клееного бруса. Второй — панельных конструкций на деревянном каркасе. Производит комплекты индивидуальных домов, социальные и спортивные объекты, комплекты многоквартирных домов. Всего в группе компаний трудится 150 человек. Это рабочие, конструкторы, монтажники, архитекторы, экономисты, бухгалтеры.

Как получить доверие иностранцев

География заказов «Лесных традиций» — от Ханты-Мансийска до Москвы, Сочи плюс ближнее зарубежье — Казахстан, Таджикистан. Есть также экспортные контракты с Индией и Китаем. Выходить на новые рынки компании помогает Центр поддержки экспорта Свердловского областного фонда. Один из ярких примеров — в 2018 году компания участвовала в выставке в Дели Deli Wood. Тогда она стала единственной компанией из России, которая организовала свой стенд на значимой в Индии выставке.

Результаты не заставили себя долго ждать. «Лесные традиции» при содействии фонда подписали контракт с компанией Blue Nill. Это первый контракт, в который вошли несколько брусовых домокомплектов по разным технологиям. «В Индии с 1999 года действует запрет на вырубку деревьев. Деревянные дома в стране — дефицит, это люксовый сегмент, доступный лишь немногим. К тому же высока пошлина на ввоз дерева — 30–40%», — поясняет глава «Лесных традиций».

Работа с иностранными партнёрами требует особой подготовки. Дело в том, что любая поставка на экспорт требует определённого набора документов. Преодолеть все бюрократические барьеры не так-то просто. Фонд на текущий момент помогает провести необходимую сертификацию продукции на экспорт, а она различается в разных странах, и финансирует участие в специализированных выставках и бизнес-поездках в Европу, Америку, Азию.

«Я могу говорить фонду спасибо каждый день. Сегодня это действительно команда неравнодушных людей. Это большая редкость, ведь некоторые госструктуры лишь осваивают средства. Но не Свердловский фонд, здесь нам реально хотят помочь», — уверен Максим.

Как уральские дома поехали в Штаты

Слава о компании-первопроходце на Урале в сфере деревянного домостроения шагнула за океан. В прошлом году на Максима Луговцова вышел бизнесмен из США. В маленьком городке Брекенридж штата Колорадо он захотел построить виллу. Брекенридж был основан во время колорадской золотой лихорадки. Сегодня это элитный горнолыжный курорт — основа экономического процветания региона. Здесь на высоте 2900 метров над уровнем моря «Лесным традициям» и предстояло построить виллу на 600 кв. м. в стиле хай-тек.

Полгода компания Луговцова разрабатывала сложнейший архитектурный проект. Но когда он был готов, оказалось, что запустить производство невозможно. Дело в том, что заказчик не учёл требования архитектуры от госструктур. И местные власти категорически отказались согласовывать на территории виллу в стиле хай-тек — она не вписывалась в архитектурный облик города. Пришлось полностью переделывать проект.

Почти год заняла работа над виллой. На завод в Алапаевск было подогнано девять морских 40‑футовых контейнеров. Готовый материал был загружен, опломбирован. Затем в Екатеринбурге он проходил таможню и окончательную опломбировку. Далее по железной дороге всё доставлялось в Санкт-Петербург, оттуда судна везли в Бельгию. Из Бельгии будущая вилла плыла по морю до американского порта в Хьюстоне. После этого уже шла «растаможка», а до Денвера все комплекты доставлялись на поезде. И наконец до конечного пункта, Брекенриджа, вилла ехала на фурах.

Стоила ли игра свеч? Для американцев — однозначно, уверяет Максим Луговцов. Дело в том, что деревянное домостроение в США крайне маржинально. За $1 млн в Америке можно купить разве что халупу. Стоимость приличных домов составляет $2–3 млн. Строят такие виллы там в основном канадские и финские фирмы.

Приобретая дом у российской компании, предприниматели из Америки экономят как минимум вдвое, и это с учётом сложнейшей логистики. Останавливает иностранцев, как правило, одно — недоверие к российскому бизнесу, считает Максим Луговцов. «Есть такой барьер. Роль играет местная пропаганда. Для того чтобы предприятию в Америке начать работать с российским бизнесом, надо поверить в Россию, в людей. Надо понять, что с нами можно работать, что тебя не кинут и ты получишь качественный продукт», — поясняет предприниматель. Максиму и его товарищам повезло: заказчик из Америки оказался земляком, до своего переезда за океан он жил и работал в Екатеринбурге.

Как быть в тренде

Впереди — новые цели. Группа компаний Максима Луговцова вышла в сегмент многоквартирного деревянного домостроения. В мире это широко распространено, в России же в основном это пока пилотные проекты. На заводе производится домокомплект, состоящий из готовых панелей, — энергоэффективный, быстровозводимый, экологичный и доступный по стоимости, в отличии от индивидуальных домов.

Компания провела полную сертификацию продукции. Это позволило проходить госэкспертизу проектов: как многоквартирных домов, так и зданий соцкультбыта (лыжные базы, общежития). В поселке Верхнее Дуброво, что в 25 км от Екатеринбурга, строятся три дома по комбинированной технологии с навесными панельными фасадами общей площадью более 3 тыс. кв. м. Новый для компании сегмент — строительство небольших — 20–25 кв. м. — квартир-студий, стоимость которых начинается от 850 тыс. рублей.

В Первоуральске при непосредственной поддержке и софинансировании фонда весной стартовал проект строительства пилотного малоэтажного жилого комплекса по кластерной схеме. На данный момент начались отделочные работы в первом доме площадью 2200 кв. м.

Всего «Лесные традиции» занимаются строительством домов больше 18 лет. Но, несмотря на возраст, компания тем не менее следит за трендами. Модным в деревянном домостроительстве в последнее время стало создание фахверковых домов.

Слово «фахверк» происходит от немецких слов fach (секция) и werk (сооружение). Это дома, у которых опора — вертикально установленные несущие столбы, а пространство между балками заполняется деревом. В одной из стен дома окна безрамные, панорамные. Такой стиль зародился еще в XIV веке в Германии и стал одной из визитных карточек средневековой архитектуры.

В последние несколько лет в Москве на такие дома есть высокий спрос. На Урале пока таких проектов мало. Но это вопрос времени, считает Максим. Особенности современного фахверкового стиля в том, что один из фасадов дома полностью стеклянный. Если дом строится в горах или у моря, озера, реки — захватывающие виды гарантированы. «Чувства, которые испытывает человек, приезжающий вечером в свой дом и встречающий в нем закат, бесценны. Пробуждать чувства — это и есть наша миссия», — говорит Максим Луговцов.

#экспорт

#займы

#покавседома

назад