#швец_и_жнец

Свою портновскую мануфактуру Дмитрий Шишкин открыл в 20 лет. Первый миллион (вернее, два) заработал в 25. К 30 уральский бизнесмен запустил три производства, заключил контракты практически со всеми крупнейшими российскими корпорациями и начал отшивать заказы зарубежным компаниям. Он уверен: возрождать отечественный легпром и конкурировать с иностранными брендами на их рынке вполне реально, даже если свои истоки бизнес берёт в регионе.

СПРАВКА

Дмитрий Шишкин, основатель портновской мануфактуры SHISHKIN tailor manufacture, 31 год. Образование: Уральский государственный юридический университет (диплом «Защита интеллектуальной собственности»), Уральский федеральный университет, факультет искусствоведения и культурологии (диссертация «Эволюция и метафизика мужского костюма»).

Модный дом SHISHKIN основан в 2008 году. В состав группы компаний входит три предприятия, каждое из которых занимается разработкой, производством и поставкой коллекций мужской одежды и аксессуаров под заказ. Производство находится в Екатеринбурге. Только на фабрике корпоративной одежды, MTM atelier, работают больше 800 сотрудников, ежемесячно они производят около 120 тыс. изделий.

В областном фонде поддержки предпринимательства компания получала заём в размере 5 млн рублей и поручительство по займу венчурного фонда, а также пользовалась услугами Центра поддержки экспорта: участвовала в зарубежных выставках, бизнес-миссиях и семинарах.

Как стать портным, учась на юриста

В 2019 году «Портновская мануфактура SHISHKIN» запустила в Екатеринбурге уникальную для России цифровую фабрику. Её владелец с увлечением рассказывает о единой цифровой экосистеме, станках с ЧПУ, минимизации человеческого фактора в производстве, системе бережливого производства. Но признаётся: 15 лет назад, когда он только задумывался о том, что на увлечении модой можно зарабатывать, своё профессиональное будущее он представлял совсем по-другому.

Шить Дмитрий начал ещё в старших классах школы. К этому его подтолкнули недостаточный ассортимент магазинов и стремление выделяться, в том числе и с помощью одежды. Первой вещью, которую Шишкин сшил себе по авторской задумке, стало пальто с меховой оторочкой. Оно отлично сидело на владельце, так как было сделано по индивидуальным лекалам. Спонтанное решение создать вещь собственного дизайна возникло отчасти из-за насмотренности: мама часто отдавала вещи своей знакомой швее, чтобы та модернизировала их в соответствии с пожеланиями заказчицы.

Поступив после окончания школы по настоянию отца в юридическую академию (папа будущего владельца мануфактуры был уверен, что у мужчины должно быть «основательное образование»), Дмитрий начал брать заказы на пошив костюмов от своих однокурсников и их друзей. Сначала отшивал сам, потом, когда круг заказчиков расширился, размещал заказы в ателье, взяв на себя функции дизайнера и менеджера. Уже к третьему курсу ему удалось собрать около 1 млн руб. Часть этих средств он потратил на выпуск своей первой коллекции мужских костюмов, которую представил на Ural Fashion Week — 2008, часть — на запуск модного дома. «Начинал я с того же, что и многие другие, — модный дом, показы, создание сезонных коллекций, которые старался продать через бутики», — признается Дмитрий.

Бизнес быстро пошел в гору: для конца 2000‑х сшитый по индивидуальным меркам костюм от Шишкина стоил вполне демократично — 20–30 тыс. руб., их могли себе позволить перспективные специалисты и молодые бизнесмены.

Кроме того, Дмитрий поставил перед собой цель возродить русскую школу костюма: в 90‑е она развалилась вместе с остальным легпромом. Владельцу мануфактуры пришлось по крупицам собирать знания об истории и технологии пошива классической мужской одежды. В том числе для этого он получил второе высшее образование на факультете искусствоведения и культурологии УрФУ. Результатом обучения стала диссертация «Эволюция и метафизика мужского костюма».

Но ещё сложнее было собирать профессиональный коллектив. Специалистов по пошиву костюмов он выписывал в Екатеринбург со всего постсоветского пространства. Главный конструктор ателье Сергей Буланов, например, когда-то возглавлял вильнюсский Дом моделей, который разрабатывал конструкции изделий для всего Союза. Параллельно собиралась коллекция тканей — сейчас заказчики могут выбирать из нескольких тысяч предлагаемых образцов. Дмитрий признает, что почти 100% тканей, фурнитуры, оборудования приходится закупать за границей. Для того чтобы возродить в России текстильную промышленность и станкостроение, нужны десятилетия — эти направления индустрии требуют намного больше временных и финансовых вложений, чем швейная промышленность.

Как спасти костюмную классику

Профессиональная планка постепенно повышалась, и от простого требования «качественно сшитый костюм на заказ» ателье перешло к созданию элитной мужской классической одежды по технологии bespoke. Это не просто изготовление вещи по индивидуальным меркам заказчика, это бесклеевое соединение всех слоёв костюма (основная ткань, полотно из конского и верблюжьего волоса, подкладка не присоединяются друг к другу дублерином, как в масс-маркете, а пришиваются бесчисленным количеством стежков), высокие требования к тканям, посадке, качеству пошива. На изготовление такого костюма требуется 6–7 недель работы, но в результате получается безупречно сидящая на владельце вещь, которая может служить годами. Цена на такой костюм стартует со 150 тыс. руб., однако европейские мануфактуры обозначают среднюю стоимость полного комплекта bespoke примерно в 3000 евро (210 тыс. руб.) — дороже, чем в России.

Естественно, с повышением качества изделий сократились объемы производства и количество заказчиков. Сейчас в ателье работает около 100 человек, и за месяц они могут отшить не более 100 изделий.

Дмитрий довольно быстро понял, что заработать большие деньги на таком ателье не получится: поднимать цену, чтобы увеличить маржу, нельзя, отшивать больше костюмов, не потеряв в качестве, невозможно, да и количество потенциальных клиентов ограничено.

«В России мало ценится такой труд, хотя костюмы, сшитые вручную, — это вершина портновского мастерства. Безусловно, аудитория, которая может оценить это ремесло, есть, пусть и немногочисленная. Но мы не стремимся её расширять: нам достаточно просто поддерживать это направление как имиджевую составляющую нашего бизнеса, дело для души. За неё мы получаем награды и утверждаем статусы, но зарабатываем мы на другом», — объясняет Дмитрий Шишкин.

Как выпустить мерч для танков

Новое направление для работы предпринимателю подсказали менеджеры Уралвагонзавода семь лет назад. Они заказали мануфактуре Шишкина разработать и отшить коллекцию «УВЗ-шоп», которую потом представили на выставке ИННОПРОМ и продавали через фирменные магазины.

«Этот проект мы делали восемь месяцев, и тогда я заработал свои первые два миллиона. Это стало для нашей мануфактуры переломным моментом. Я понял, что за счёт таких проектов — пусть и непростых в реализации — можно заработать гораздо быстрее. Потом почти сразу удалось связаться с Газпромом, и уже к 2015 году основной вектор нашей работы был направлен на корпоративные заказы, от которых мы и получаем основную прибыль», — вспоминает Дмитрий Шишкин.

Корпоративные заказы требовали не только умения разработать и представить образцы, но и возможности производить одежду в промышленных масштабах. Первые коллекции отшивались на аутсорсинге, в том числе и за рубежом — в Китае и Бангладеш. Но уже в 2016‑м Дмитрий запустил швейную фабрику MTM atelier, на которой отшивают корпоративные заказы на деловые костюмы, повседневную одежду и аксессуары. Здесь работает больше 800 сотрудников, ежемесячно они производят около 120 тыс. изделий. А годом позже на ЖБИ открылась ещё одна фабрика — Uniform atelier, специализирующаяся на спортивной одежде.

Естественно, это уже не ручная работа, потому деловой костюм, выходящий с фабрик мануфактуры, стоит от 40 тыс. руб., спортивный — от 5 тыс. руб.

Размещать производства в Юго-Восточной Азии и Китае, как это делают большинство европейских производителей, Дмитрий не намерен: признаётся, что себестоимость производства там сейчас такая же, как и в России, а контролировать процессы на расстоянии куда сложнее.

«Даже здесь, в Екатеринбурге, где я контролирую процесс выпуска продукции постоянно, не исключён человеческий фактор. А при размещении производства за рубежом к этой проблеме добавляется разница в менталитетах: там привыкли всё делать строго алгоритмично, а при наших объемах и индивидуальном подходе к клиенту реализовать такой подход в полной мере невозможно», — объясняет Дмитрий Шишкин.

Сейчас на фабриках мануфактуры выполняются корпоративные заказы для крупных российских корпораций — Газпрома, Сбербанка, Лукойла, Роснефти, Росатома, Альфа-Банка и спортивных клубов из высших лиг, например для «Зенита». К ним добавились и экспортные заказы — уже второй год мануфактура Шишкина отшивает спортивные коллекции для компании Fischer. «Это — очень показательный заказ. Больше 20 лет Fischer размещал заказы в Китае, а теперь они отдали разработку и выпуск всех коллекций нам. Это показывает, что мы вполне конкурентоспособны и на международном рынке», — отмечает владелец фабрики.

Как освоить «цифровой» пошив

Пару лет назад стало понятно: при растущем объёме работы не поможет ни тотальный контроль, ни русская смекалка — процессы необходимо оптимизировать. На выполнение каждого корпоративного заказа требуется три-четыре месяца, и за это время он проходит через 12 отделов. Сначала с клиентом общаются менеджеры, выясняя его пожелания, потом ввод­ные данные передаются в отдел дизайна, где дизайнеры разрабатывают коллекцию и согласовывают её с заказчиком. Дальше технический отдел разрабатывает техзадание, конструкторский — лекала, печатный цех продумывает методы брендирования. Параллельно шьются экспериментальные образцы, а после того как всё согласовано, подключаются раскройный, швейный, печатно-вышивальный участки.

«Нужно учесть, что одновременно могут выполняться семь-десять заказов, а каждый из них включает в себя 10, 50, а иногда и 100 различных видов изделий. При этом у нас нет готовых шаблонов. Это наше конкурентное преимущество, но это же порождает сложности в управлении производственным процессом. Элементарно: сотрудники просто не могут удерживать в памяти этот огромный массив информации, имея бумажный документооборот», — объясняет Дмитрий Шишкин.

Именно поэтому на базе Uniform atelier было решено создать цифровую швейную фабрику, рассчитанную на производство около 500 тыс. изделий в год. Здесь проектировать и отшивать одежду будут в цифровом формате — с помощью программного обеспечения, замкнутого в единую «экосистему». Фабрику оборудовали современными станками с ЧПУ, что позволяет свести пресловутый человеческий фактор и возможность ошибки к минимуму и повысить производительность труда.

Дмитрий признаётся, что разрабатывать такое производство было непросто. «Опыт нарабатывался постепенно. До нас такого никто не делал. Было общее представление о хорошей фабрике — просторные помещения, хорошие коммуникации, в первую очередь вентиляция, панорамное остекление. Я стараюсь максимально много вкладывать в культуру быта — чтобы и швеям было комфортно работать, и гостям фабрику было приятно показать. В результате получилась самая передовая фабрика в отрасли», — рассказывает предприниматель.

Он поясняет, что так новую фабрику оценивает не только он сам — она прошла международную сертификацию по стандартам IAF. Сертификацию провела международная федерация одежды Trigon Select Ltd из Великобритании. Она объединяет производителей одежды из более чем 60 стран, уровень которых соответствует международным стандартам качества. Такая сертификация позволяет сократить сроки подтверждения соответствия международным стандартам качества.

«Возможно, на базе этой фабрики — с учётом пристального внимания Минпромторга к нашему проекту — вообще пойдет дальнейшая цифровизация производств в сфере легпрома», — комментирует Шишкин.

Проект обошелся недёшево. В ремонт, современное оборудование и софт пришлось вложить около 110 млн руб. Сначала на фабрику тратили собственные средства, заработанные в предыдущие годы. Но к середине весны мануфактуре, вкладывающей большие деньги в новый проект, стало просто не хватать оборотных средств. Выручили региональные институты поддержки бизнеса.

«Я обратился в Свердловский фонд поддержки предпринимательства и венчурный фонд, параллельно шли переговоры с федеральным институтом поддержки — честно говоря, на них я рассчитывал в первую очередь, — рассказывает Дмитрий. — Но, на удивление, региональные институты сработали гораздо быстрее: буквально через несколько недель после первой встречи были проведены все процедуры, и перед майскими праздниками мы получили около 30 млн руб., которые позволили нам и соблюсти сроки по контрактам, которые уже были заключены, и продолжить оборудовать фабрику. Если бы не такая своевременная поддержка, стройку бы пришлось на некоторое время заморозить».

Как попасть в b2c

В недалеком будущем часть мощностей цифровой швейной фабрики займут под производство собственных коллекций: Дмитрий планирует в полной мере освоить не только b2b, но и b2c-сегмент. Сейчас специалисты мануфактуры разрабатывают стратегию продвижения продукции через маркетплейсы, готовят базовые коллекции, планируют их реализацию через электронные площадки — Wildberries, Alibaba, Amazon. Кроме того, Дмитрий планирует со временем запустить собственный интернет-магазин и открыть сеть фирменных бутиков, где будут продавать продукцию его фабрик.

«Возможно, стоило заняться собственными коллекциями пораньше, но я — перфекционист, и, пока мои производства не будут устраивать меня на 110%, я на этот рынок выходить не буду. Надо понимать, что мы десять лет шьём одежду на заказ, а производство собственных коллекций требует совершенно другого подхода. Надо хорошо понимать рынок, спрос, соблюдать идеальный баланс между классикой и тенденциями, ведь мужчины, в отличие от женщин, предпочитают покупать вещи реже и носить дольше. Они не готовы приобретать трендовую вещь, которую будут носить пару месяцев, а потом заменять следующей. Для нашей аудитории важно купить качественную — пусть и более дорогую — одежду, которая не устареет через сезон. Словом, в этом направлении масса нюансов, мы тщательно в них разбираемся, параллельно разрабатывая и отшивая тестовые коллекции, и в активную фазу продаж перейдём в 2020 году», — делится планами Дмитрий.

Как войти в команду Путина

Как уверяет предприниматель, одну коллекцию, выпущенную на мануфактуре, уже ожидают на рынке, причём не только в России, но и за рубежом. Речь идет о спортивной коллекции Putin Team, которая включает в себя вещи спортивного стиля, а также костюмы и аксессуары для горнолыжного спорта.

Эту коллекцию разработали по инициативе и при поддержке федерального Минпромторга, а в 2019 году представили на выставке ИННОПРОМ. Она получила неоднозначные отзывы, но при этом отдел маркетинга мануфактуры оказался завален заявками на вещи бренда Putin Team. Только за первые две недели поступило полтора десятка входящих заявок из разных регионов России, рассказывают в мануфактуре.

Сам предприниматель отмечает, что готов заниматься любым проектом, если тот не противоречит его внутренним установкам.

«Есть заинтересованность в выводе этого продукта на массовый рынок, мы уже провели переговоры с собственниками компании Wildberries, в которых принимал участие заместитель министра промышленности и торговли России Виктор Евтухов. Нам предложили хорошие условия, и мы будем продавать эту коллекцию через площадку Wildberries — в том числе и за рубеж. Эта компания сейчас активно выходит на европейский рынок, а на нём вещи с российской символикой пользуются большим спросом — например, в свое время костюмы с символикой РМК вызвали огромный интерес в Европе, особенно у русскоговорящего населения», — комментирует Шишкин.

Количество зарубежных заказов (в первую очередь на европейском рынке) планируют увеличивать с каждым годом. Сейчас компания ведёт переговоры с несколькими крупными производителями уровня Fischer, но пока имена будущих заказчиков не раскрываются. Для того чтобы упростить процесс нахождения взаимопонимания с иностранными партнерами и крупными федеральными клиентами, Шишкин планирует в ближайшее время открыть представительство в Москве.

«Рассматриваем разные варианты — от простого шоурума до небольшого производства. Надо понимать, что 90% заказов на внутреннем рынке подписывается и согласовывается в Москве, а на встречи с зарубежными клиентами приходится летать не только в Москву, но и в Европу, от этого никуда не деться», — объясняет основатель мануфактуры.

Но при этом Дмитрий уверен: компания с региональной пропиской вполне способна сделать себе имя на международном рынке. Поэтому SHISHKIN продолжит развивать производственные площадки и создавать новые рабочие места в Екатеринбурге, стараясь представить бренд во всех сегментах — от люксового пошива до демократичной розницы.

#экспорт

#займы

#швейноедело

назад